Мой депутатский отчет за первое полугодие 2013 года

Друзья, мой отчет за первое полугодие 2013 года - на сайте питерского "Яблока".
Вот ссылка:
http://www.spb.yabloko.ru/node/2362

Тут у меня почему-то не получается вставлять текст с фотографиями.
Заранее спасибо за внимание тем, кто прочтет!

Губернатор хочет отстранить ЗАКС от согласования новых "намывов"

Друзья, последние «законодательные новости»: губернатор Георгий Полтавченко наложил вето на закон об «искусственных земельных участках» (название упрощенное), принятый Законодательным Собранием в июне.
Проще говоря, речь идет о новых «намывах» - и не только в Финском заливе, который, похоже, постепенно превращается в большую стройплощадку. Речь идет и о таких ситуациях, как с городом-спутником «Южный» - строительство на территории, которая занята болотами (в данном случае, Кондакопшинским болотом), с их осушением, тоже является созданием «искусственного земельного участка» на пространстве, ранее занятом водой.
Суть закона, который мы в долгих спорах со Смольным «пробивали» полгода, достаточно проста.
По федеральному закону, разрешение на создание искусственного земельного участка (ИЗУ) согласовывается «двумя ключами». Один ключ в руках исполнительной власти региона, а второй – в руках органа местного самоуправления. В Петербурге, в силу его особенностей, полномочия МСУ могут быть переданы органам государственной власти.
Наша комиссия по городскому хозяйству, после длительного обсуждения, решила, что самое надежное – это передать «второй ключ» ЗАКСу, чтобы он тоже согласовывал новые «намывы». Смольный же пытался забрать себе и «второй ключ» (при том, что у него уже есть «первый»). Чтобы никто не мешал администрации спокойно разрешать новые «намывы», не обращая внимания на общественное мнение.
Но все же мы провели закон, убедив большинство депутатов, что мы не отнимаем у исполнительной власти никаких полномочий – мы не позволяем ей получить дополнительные, и сосредоточить в своих руках все.
Теперь губернатор наложил вето, и предложил своей поправкой … как думаете, что? Правильно! Передать полномочия МСУ по согласованию создания ИЗУ правительству Петербурга.
Все возвращается к началу дискуссии. Парламент (а значит, и жители) отстраняются от решения вопроса. О новых «намывах» мы узнаем, когда уже начнут намывать или осушать. И без всякого учета мнения горожан.
Осенью будем рассматривать эту «поправку». Очень надеюсь на преодоление вето губернатора.

О встрече с губернатором по Охтинскому мысу 16 июля 2013 года

Друзья, постараюсь, как смогу, подробно рассказать о встрече защитников Охтинского мыса с губернатором Георгием Полтавченко.
Участники с нашей стороны – Александр Марголис, Петр Сорокин, Павел Шапчиц и я. Олег Иоаннисян был вызван в командировку, Анатолий Кирпичников, оказался в больнице на обследовании, попытка заменить его на Сергея Белецкого не удалась (смольнинская процедура такова, что почему-то надо даже такие элементарные вещи «согласовывать с ФСО»). А жаль, что не было Белецкого – потом будет ясно, почему…
Участники со стороны Смольного: Георгий Полтавченко, Марат Оганесян (вице-губернатор), Александр Макаров, Александр Леонтьев (его зам), Константин Плоткин, Никита Явейн (формально не работающий в Смольном - как выяснилось в конце встречи, его задачей было заявить, что памятники находятся в очень плохом состоянии, и музеефицировать там нечего, и к тому же очень дорого).
В начале встречи Макаров попросил губернатора посмотреть на ноутбуке 3-минутный ролик об Охтинском мысе. Ничего для нас нового там не оказалось – обычная пропаганда, присутствующая во многочисленных статьях, заказанных Газпромом: все те же заявления о «полном исследовании мыса виднейшими археологами», о том, что все раскопано до материка и сохранять надо только Карлов бастион, и о статусе «достопримечательного места» регионального значения, установленном распоряжением КГИОП от 17 июня 2013 года.
Затем слово дали нам. Я поблагодарил губернатора за встречу, и сказал, что мы видим в нем своего единомышленника, не раз заявлявшего о важности охраны нашего культурного наследия. Что в ситуации с Охтинским мысом его подставляют, сообщая ему неполную и не всегда достоверную информацию (в частности, в только что просмотренном им ролике). Что мы приготовили для него целый пакет документов, адекватно ее отображающих, и хотим ему помочь разобраться в этом вопросе. Что разрешение на застройку территории (фактически даваемое распоряжением КГИОП) означает уничтожение памятников. Что КГИОП упорно продолжает ссылаться в своих решениях на «экспертизу Лагунина», выполненную по заказу «Газпрома» в августе 2011 года, которая была полностью дезавуирована: сперва – в октябре 2011 года на Совете по культурному наследию, а потом, в июне 2013 года, в Куйбышевском суде, решение которого основано на признании этой экспертизы недостоверной. И что опираться на эту экспертизу нельзя – необходимо провести новую, независимую от «Газпрома». И только по ее результатам принимать решение о статусе территории и сохранении памятников.
Дальше перед губернатором были положены на стол два документа. Первый – распоряжение КГИОП от 17 июня о режимах использования Охтинского мыса, второй – его ответ от 26 июня на мое письмо, где губернатор сообщает, что это распоряжение только готовится. Я попросил объяснить: как такое может быть? В конце встречи губернатор попросил Макарова мне это объяснить, на что Александр Игоревич заявил, что объяснит мне это сразу, как мы выйдем из кабинета Полтавченко. Выйдя оттуда, я, однако же, Макарова уже не обнаружил. И 17 июля отправил ему письмо с просьбой все-таки дать объяснения.
Затем слово предоставили Марголису, который напомнил о позиции Совета по культурному наследию при правительстве города, сформулированной в октябре 2011 года. Тогда Совет отверг «экспертизу Лагунина», и рекомендовал КГИОП ее не утверждать. Тем не менее, в марте 2012 года КГИОП это сделал, чем пренебрег мнением специалистов, назначенных самим же Смольным. А после того, как распоряжение КГИОП от 5 марта 2012 года (утвердившее «экспертизу Лагунина») было отменено судом, КГИОП издал новое распоряжение фактически того же содержания.
Марголис передал губернатору отчет рабочей группы Совета под руководством Олега Иоаннисяна (в составе группы – Вадим Знаменов, Александр Кононов, Алексей Ковалев, Борис Николащенко), созданной в октябре 2011 года для оценки ситуации. В нем проанализированы и материалы Петра Сорокина, и Натальи Соловьевой (она вела раскопки после Сорокина). Вывод группы Иоаннисяна: памятников на Охтинском мысу несколько (Ниеншанц, Ландскрона, новгородское городище, позднесредневековый могильник, культурный слой эпохи неолита – раннего металла), их необходимо взять под охрану как самостоятельные объекты, причем федеральные (поскольку археологические), в дальнейшем рассмотреть вопрос о музеефикации фортификационных сооружений.
К сожалению, сказал Марголис, Совет по сохранению культурного наследия до сих пор не рассмотрел и не утвердил этот отчет, а КГИОП продолжает пользоваться «экспертизой Лагунина». Необходимо проведение новой экспертизы – это мнение авторитетных специалистов.
Губернатору были переданы: решение Куйбышевского суда от 17 июня 2013 года, решение Комитета по культурной политике и туризму Парламентской ассоциации Северо-Запада России (с поддержкой нашей позиции) и решение президиума Центрального совета ВООПИиК (с полной поддержкой нашей позиции по сохранению памятников и недопустимости застройки, и готовностью выступить заказчиком независимой историко-культурной экспертизы). Также Марголис передал губернатору «Охтинскую декларацию» с пятью тысячами подписей в защиту памятников Охтинского мыса. Кроме этого, губернатору передали юридическую справку (в том числе, с обоснованием незаконности приватизации части земельного участка «Газпромом»), решение петербургского УФАС о незаконности этой сделки, материалы о сносе памятника жертвам блокады, и другие.
Третьим от нас выступал Петр Сорокин (к сожалению, очень коротко, поскольку губернатор заявил, что «наша позиция ему ясна»), и объяснил, что оценка в экспертизе памятников Охтинского мыса как региональных – издевательство над Русской историей: эти памятники представляют собой уникальный ансамбль архитектурно-археологических сооружений, имеющих не только общероссийское, но и европейское значение. Нельзя противопоставлять им жилищную застройку, поскольку ничего подобного в Приневье нет и никогда не будет обнаружено. Никак нельзя говорить о полном исследовании территории и возможности застройки подавляющей ее части (что позволяется распоряжением КГИОП от 17 июня). И что находящиеся там памятники необходимо брать под охрану как отдельные объекты федерального значения.
От КГИОП слово дали Плоткину, который для начала, сообщил нам «старые, старые сказки» КГИОП, многократно уже слышанные и многократно опровергнутые.
Первым делом он сослался на протоколы экспертного совета при Росохранкультуре от 2009 года и от 19 апреля 2011 года, где говорилось о полном исследовании территории Охтинского мыса, рекомендации придания ему статуса регионального значения и о неких «недостатках» в работе Сорокина. При этом он забыл упомянуть, что Совет, существовавший при Росохранкультуре, закрыт вместе с этим органом и выводы его могут рассматриваться, как рекомендательные наряду с многочисленными выводами других Советов, которые свидетельствуют об общероссийском и общеевропейском статусе Охтинских памятников. Отчеты Сорокина по всем работам на Охте со всеми их выводами о выявлении объектов культурного наследия и их уникальности были утверждены Отделом полевых исследований Института археологии РАН и приняты в Архив на постоянное хранение. Отчеты же госпожи Соловьевой, попытавшейся изменить выводы Сорокина в части ценности выявленных объектов, до сих пор не прошли этой процедуры.
Плоткин сослался и на письмо начальника управления Росохранкультуры Александра Работкевича от 14 апреля 2011 года. В этом письме говорилось о возможности «хозяйственного освоения указанного земельного участка» с учетом выводов государственной историко-культурной экспертизы, проведенной экспертом Л.А.Беляевым».
При этом Плоткин скромно умолчал о том, что вопрос о «хозяйственном освоении» участка на Охтинском мысу перед экспертом не ставился – как и вопрос о том, есть ли другие памятники на этой территории. Что экспертиза Беляева делалась в апреле-июне 2010 года, а отчет экспедиции Сорокина, обнаружившей на Охтинском мысу значительные по масштабам части крепости Ландскрона и новгородского городища, был утвержден и принят на хранение Институтом археологии РАН в декабре 2010 года. Естественно, выводы Сорокина в экспертизе Беляева учитываться не могли, и потому руководствоваться этой экспертизой сегодня невозможно (это указано в отчете рабочей группы Иоаннисяна).
Далее г-н Плоткин процитировал два до этого момента неизвестных нам документа. Один – письмо директора ИИМК Евгения Носова, с выводом о присвоении Охтинскому мысу статуса «достопримечательного места». Второй – письмо президента «Национального союза экспертов» Шестакова (именно эта организация обеспечивала «экспертизу Лагунина») с жалобой на то, что честные ученые во главе с Лагуниным подвергаются «травле и шельмованию» за свою работу, вплоть до «угроз физической расправы». Затем Плоткин плавно перешел на то, что травле и угрозам расправы подвергается и он сам, и что «Новая газета» в лице Вишневского на него «клевещет», пороча его честное и незапятнанное имя. На этом месте я предложил ему встретиться в суде, и пожалел об отсутствии Белецкого: «расправа» могла стать фактом прямо на глазах у губернатора, что сильно оживило бы встречу, хотя, наверное, и слегка ее скомкало…
По существу плоткинских речей: крайне нелицеприятные оценки работы экспертов во главе с Лагуниным (говорят, у него сегодня в Пскове большие проблемы с рукоподаванием) были даны вовсе не «Новой газетой», а Советом по культурному наследию, а затем Куйбышевским судом. А, излагая письмо Шестакова, Плоткин, - опять же, по скромности, - умолчал, что является учредителем и членом ученого совета того самого «Национального союза экспертов» (соответствующий протокол мы тут же передали губернатору), и налицо явный конфликт интересов, если не коррупционная составляющая: ведь он, как чиновник КГИОП, оценивает сделанную НСЭ экспертизу.
После этого губернатор заявил, что у него закончилось время, и что он видит, что «за этим столом оппоненты не договорятся». Что доводы обеих сторон серьезны, но он «не археолог», и оценить их не может. А посему – надо ждать решения судов, которые будут неукоснительно выполнены.
Марголис попросил, чтобы ситуация в обязательном порядке была рассмотрена на Совете по культурному наследию, с чем губернатор согласился («но уже после решения судов»). Что касается независимой экспертизы, то он и с этим предложил подождать, но мы заявили, что ВООПИиК уже принял решение о ее подготовке – он ее сделает и представит ее выводы.
Наша оценка встречи: полагаем, что это значительный успех.
Впервые губернатор «из первых рук» получил достоверную информацию о ситуации с Охтинским мысом (вместо сказок, которыми кормит его КГИОП с подачи Плоткина). До сих пор он явно не представлял себе истинного положения дел. Ничего не смог возразить Макаров (он вообще молчал на встрече, и даже комментарий для смольнинской пресс-службы потом давал не он, а Леонтьев). Будет сделана независимая экспертиза.
Борьба продолжается.

Борис ВИШНЕВСКИЙ
18.07.2013

Мы и они

Лозунг первомайского «Демократического марша» в Петербурге - «За свободную Россию без политических репрессий и религиозного мракобесия!», - уже вызвал вопросы: мол, политические репрессии – это одно, а религиозное мракобесие – это совсем другое, зачем их смешивать?
На самом деле, никаких противоречий нет.
Какие главные ценности, ненавидимые Путиным и его сторонниками?
Свобода, демократия, права человека.
Именно те ценности, которые являются базовыми для нас.
Путинский режим не может существовать, не попирая свободу.
Потому что свободные люди не поддаются ядовитому гипнозу путинской телепропаганды, не покупаются на путинские подачки, и способны критически оценивать результаты путинской деятельности.
А для нас свобода – обязательное условие существования.
Путинский режим не может существовать, не подавляя демократию.
Потому что именно независимость от общества позволяет путинскому режиму удерживаться у власти, несмотря на растущее неприятие его деятельности.
А для нас демократия – единственный надежный механизм, ставящий власть в зависимость от общества.
Путинский режим не может существовать без политических репрессий.
Потому что он держится на страхе, а не на уважении граждан, и не способен спорить с оппозицией – он способен только ее уничтожать и запугивать.
А для нас политические репрессии – преследования властью своих оппонентов по вымышленным обвинениям, - это преступление против собственного народа. За его совершение обязательно придется ответить – и не включением в очередной «список Магнитского», а пребыванием на скамье подсудимых.
Путинский режим поддерживает религиозное мракобесие.
Потому что невежественные, малограмотные, агрессивные люди – наиболее управляемая часть общества, а религиозные мракобесы не только ненавидят свободу и права человека, но и уверяют: «власть – от бога, ей надо неукоснительно подчиняться».
А для нас власть – не сила «божественного происхождения», а нанятые нами работники, которых мы имеем полное право выгнать вон взашей, если они плохо выполняют свои обязанности.
Именно поэтому мы и выступаем против Путина и его режима.
Не потому, что нам неприятен лично Путин – а потому, что для него и его сторонников ненавистны те ценности, которым мы привержены.
А для нас, в свою очередь, неприемлемо то, что поддерживают они.
Мы обязательно победим.
Потому что правда и справедливость – на нашей, а не на их стороне.
До встречи 1 мая в колонне «Демократического Петербурга»!
Сбор в 11.30 у БКЗ «Октябрьский». Начинаем движение в 12.00. Шествие пройдет по Лиговскому и Невскому проспектам, затем свернёт на Садовую улицу и по набережной реки Мойки дойдёт до Конюшенной площади, где состоится митинг.

Вам не стыдно, господин президент?

Нашел в законах о федеральном бюджете примечательные цифры.
Расходы на так называемые «высокотехнологичные виды медицинской помощи» (онкология, сердечно-сосудистая хирургия, травматология и ортопедия, включая эндопротезирование, офтальмология, нейрохирургия, операции по трансплантации органов и тканей, и так далее) в 2011 году составили 44.7 миллиарда рублей.
Помощь, - по специальным квотам, которые распределяются Минздравом, - получили 322 тысячи человек.
В 2012 году в федеральном бюджете на эти цели было заложено 51.8 миллиарда рублей. Помощь получили около 360 тысяч человек.
В 2013 году запланировано 55.6 миллиарда рублей.
В 2014 году запланировано 50.6 миллиарда рублей.
В 2015 году – НОЛЬ. Расходы на ВМП с 2015 года передаются в систему обязательного медицинского страхования, после чего, как опасаются многие, с высокотехнологичной медицинской помощью начнутся огромные проблемы: неясно, сможет ли фонд ОМС ее вообще оплачивать в нужных размерах, или будет отказывать, ссылаясь на недостаток собранных средств…
Но уже сейчас того, что государство выделяет на ВМП, катастрофически НЕ ХВАТАЕТ.
Именно поэтому все газеты заполнены объявлениями с просьбами о помощи на дорогостоящее лечение или операции. В том числе, для детей.
Именно поэтому, не покладая рук, трудятся благотворительные фонды – такие, как «АдВита» в Петербурге, которая собирает деньги на лечение онкогематологических больных.
А теперь – сравним.
Расходы на переезд высших судов в Петербург - 65 миллиардов рублей.
Это больше, чем расходы бюджета ПО ВСЕЙ СТРАНЕ на оказание высокотехнологичной медицинской помощи.
При этом бюджетные расходы на ВМП, как сказано выше, уже запланировано СОКРАТИТЬ.
В 2014 году – на 5 млрд. рублей.
В 2015 году – еще на 50 млрд. рублей.
«Сэкономленного» почти достаточно на переезд судов.
Не за счет этого ли собираются его финансировать?
На одной чаше весов – прихоть президента (ничем иным переезд высших судов не объясним, да и демонстраций судей ВС и ВАС с лозунгами «Хотим в Петербург!» как-то не замечено). На другой чаше весов – жизнь и здоровье сотен тысяч граждан
Господин президент!
Вам не стыдно от такой перспективы?

ОНИ отступили?

Друзья, кажется, ОНИ отступили – сегодня вечером Матвиенко, Полтавченко, Минздрав, пресс-служба Верховного суда стали уверять, что 31-й больнице в Петербурге ничего не грозит, и она останется городской. А не будет превращены в медцентр для судей высших судов.
Во-первых, подождем бумаг. Официальных.
А то единственное, что мы сегодня имеем – филькин протокол филькиной «межведомственной рабочей группы» под руководством президентского завхоза Кожина, который требует создать медцентр для судей высших судов именно на базе 31-й больницы. Распоряжаясь чужим имуществом (оно не федеральное, а городское), и ссылаясь на еще не принятое решение о переезде судов (о чем я уже писал – сперва надо изменить два конституционных закона, где указано место пребывания ВС и ВАС).
Во-вторых, если опасности уничтожения 31-й больницы действительно больше нет, то эта опасность может возникнуть для какой-то другой клиники. И опять ради лечения судей и их аппарата. Это значит – не теряем бдительности!
В-третьих, надо бороться против причины этих опасностей – переезда высших судов в Петербург.
Осенью, когда появилась эта идея, а я резко против нее выступил, было немало людей, которые писали мне комменты «Вы хотите, чтобы Петербург оставался провинцией», «Нам нужны столичные функции», «Это повысит наш статус»…
Получили «повышение статуса» в виде угрозы уничтожения 31-й больницы?
Надеюсь, теперь все больше и больше людей будет понимать, что этот абсурдный переезд Питеру НЕ НУЖЕН ВООБЩЕ. И что деньги, необходимые для этого - указанные мной 65 миллиардов рублей, - лучше бы потратить на то, чтобы родители не должны были с шапкой по кругу собирать средства на лечение детей, публикуя в газетах отчаянные призывы и номера счетов.
И последнее. Мне представляется, что история с 31-й больницей оказалась для властей неожиданной. Они-то, видимо, думали, что врачи будут молчать, опасаясь увольнения, а общественность, даже если и узнает, то не обратит большого внимания на эту тему. Но просчитались: маленький камешек сорвал лавину протеста. Абсолютно неполитического по своей сути. Вызванного исключительно циничным намерением власти заменить лозунг «все лучшее – детям» на «все лучшее – судьям».
При этом в пользу такого решения за все эти дни не посмел высказаться НИ ОДИН из традиционных клакеров. Как воды в рот набрали леонтьевы, пушковы, мамонтовы, марковы, михалковы, валерии и ваенги. Замолкли тролли и боты в Интернете. И заметались в нерешительности даже обычно послушные властям депутаты – не получая никаких команд, и не зная, как реагировать.
В конце концов, до кого-то там, «наверху», дошло, что у них НЕТ ЗАЩИТНИКОВ в этой ситуации. Что даже в пользу «закона подлецов» они могли найти каких-то спикеров и какие-то аргументы. А здесь – тишина. Потому что никому нельзя объяснить, что ради лечения судей надо подвергнуть опасности сотни больных (в том числе, детей). И уровень неприятностей и уровень общественного возмущения начинает с каждым часом все больше превышать уровень выгод (в виде, например, коммерческого освоения участка на Крестовском острове).
И тогда ОНИ начали отступать. Первой «ласточкой» было, между прочим, выступление представителя РПЦ – который осторожно высказался за сохранение больницы. И мне стало ясно, что у нас есть шанс на победу. Потому что эти люди встают из окопов только тогда, когда точно знают, что стрелять не будут…
Если подтвердится, что ОНИ окончательно отступили – это победа. Так необходимая. Показавшая, что МЫ можем заставить их отступить. Народный артист Олег Басилашвили недаром сравнил эту борьбу с борьбой против «Охта-центра». Когда мы победили – хотя на это понадобилось пять лет.
Общей была и та победа, и эта.
Верю: не последняя.

Не ради этого ли уничтожают больницу?

Друзья, посетила простая мысль по поводу чудовищной истории с уничтожением 31-й больницы – якобы во имя переезда судов.
Управделами президента (главный завхоз, короче говоря) Владимир Кожин заявлял, что переезд судов займет два года. Глава Высшего Арбитражного суда Антон Иванов говорил, что за два года не управиться, и надо четыре.
Теперь – вопрос: если решение о переезде до сих пор официально не принято (не внесены необходимые изменения в два федеральных конституционных закона, где указано место пребывания ВС и ВАС), а если и будет принято – то пройдет от 2 до 4 лет, КУДА ТАК СПЕШАТ с разгоном 31-й больницы? Медцентр, который хотят там создать для судей, будет нужен еще нескоро – почему врачей и больных уже сейчас начинают подгонять «давай-давай, освобождай площадь», требовать немедленно готовиться к переезду и паковать чемоданы?
Моя гипотеза такова. Если им удастся (очень надеюсь, что мы им все-таки сумеем помешать!) выселить больницу, то никакого медцентра они на ее месте создавать не будут. Через полгода-год в управлении делами президента скажут, что решили построить его на «Набережной Европы», - там, где судьи будут жить и работать, чтобы им ходить было недалеко. А участок на Крестовском острове, «чтобы не простаивал», отдадут под коммерческую застройку. Под элитное жилье, под отели, под офисы… И «наварят» на этом бешеные бабки.
Не такую ли «двухходовку» они затеяли?

Отвлекающие маневры

Четвертый день, - как только стало известно о желании Жерара Депардье получить российский паспорт, - я безуспешно пытаюсь призывать друзей перестать бесконечно обсуждать эту «новость».
Тщетно: ленты Фейсбука, ВКонтакте и Твиттера заполнены, большей частью, именно этим. А тут и «новость» о Бриджит Бардо подоспела…
Опомнитесь, друзья! Ну сколько же можно «вестись» на чекистские отвлекающие маневры?
Оттачивая свое остроумие и тратя свое время на эту туфту, практически никто не обсуждает новый закон об образовании, который так «аукнется» десяткам миллионов граждан России, что мало не покажется.
Практически никто не обсуждает, что «Скорая помощь» с 2013 года переходит в систему ОМС – и не будет бесплатно помогать тому, у кого нет при себе (или вообще нет по каким-то причинам) страхового полиса.
Практически никто не обсуждает, что в 2013 году гражданам придется самим платить за капитальный ремонт – в том числе, и тем, чьи дома государство было обязано ремонтировать, но этого так и не сделало.
И уже отодвинут на второй (а то и на третий) план общественного внимания «закон подлецов», против которого собираются протестовать 13 января.
Что, собственно, и требовалось авторам всех перечисленных людоедских инициатив.
Не сомневайтесь: прямо перед 13 января они обязательно придумают что-нибудь еще, отвлекающее наше внимание!
Например, организуют женитьбу Жерара Депардье. На Бриджит Бардо. С предварительным принятием ими обоими православия. И крестить будет лично Гундяев. И Путин будет крестным отцом. И венчание будет в ХХС…
Скажете «не верю», читатель?
А еще неделю назад вы бы поверили, что Депардье предложат пост мордовского министра культуры?

Год Подлеца

Не требующее уже расшифровки название «закон подлецов» обозначило и то общее, что характеризует все знаковые деяния российской власти в уходящем году. А именно – подлость. «Бесчестность, низость, негодяйство», - как расшифровывает это слово толковый словарь Владимира Даля.
Объявление независимых от власти НКО «иностранными агентами» (и фактический запрет тех НКО, которые получают поддержку от США).
Введение новых запретов в закон о митингах и собраниях, позволяющих властям блокировать практически любые оппозиционные акции.
Принятие поправок к закону о госизмене, по которым «изменником» можно объявить любого, сотрудничающего с международными организациями.
Средневековый процесс над «Пусси Райот», сопровождаемый душной волной мракобесия и кликушества.
Изгнание вузов и музеев из зданий, приглянувшихся церковникам.
Введение платы с граждан за капремонт домов, которые обязано было отремонтировать (но не отремонтировало, предпочтя переложить эту обязанность на граждан) государство.
Якобы «возвращение губернаторских выборов» - но с введением «муниципального фильтра», который отсекает оппозиционных кандидатов.
Непрекращающееся преследование гражданских и политических активистов по сфальсифицированным обвинениям.
Оправдание единственного обвиняемого в смерти Сергея Магнитского – чьи убийцы цинично и нагло выводятся из-под преследования.
Наконец – сам «закон подлецов». И если массовое презрение со стороны порядочных людей способно повлиять на судьбу презираемых – авторов и лоббистов этого закона ждет безрадостное будущее.
Я - атеист, не верящий ни в бога, ни в дьявола, ни в рай, ни в ад. Но если ад существует – я верю, что туда обязательно попадут Лахова и Астахов, Горячева и Яровая, Луговой и Железняк, Мизулина и Митрофанов, Миронов и Жириновский, и все их подельники. И каждый день в аду они будут становиться все новыми и новыми сиротами-инвалидами, которых лишили надежды обрести маму и папу. Ибо – каждому воздается по делам его…
Это был скверный год – год торжествующей подлости.
От нас зависит – станет ли 2013-й годом поражения подлецов и победы приличных людей.
Победить будет нелегко – для этого недостаточно повторять мантры «почему Путин уйдет в 2013 году?», обсуждать наполеоновские планы в координационных советах Интернет-оппозиции, делясь на «лоялистов» и «республиканцев», и обещать снисхождение «заблаговременно перешедшим на сторону народа деятелям режима».
Победить можно, только убедив большинство граждан в том, что оппозицию волнуют их проблемы, а не собственные. И только будучи вместе с гражданами везде, где они борются за свои права.
Между тем, граждан (живущих в реальном мире, а не в Фейсбуке и не в Твиттере) волнует не уход Путина. Их волнует, какая у них завтра будет зарплата, сколько они будут завтра платить за квартиру, получат ли их дети нормальное образование, вылечат ли их в случае тяжелой болезни (или за лечение придется платить непомерные деньги), можно ли будет прожить на пенсию, можно ли будет завтра проехать по городу, и кто будет ремонтировать их дом.
Если оппозиция хочет победить – она должна предложить пути решения этих проблем, а не предаваться бессмысленным мечтаниям о том, как проклятый режим падет, увидев миллионы, вышедшие на улицу. И если она хочет победить завтра – она должна научиться что-то делать для граждан уже сегодня.
Вместе с гражданами бороться с ущемляющими их права строительными проектами. Вместе с ними защищать скверы, сады и парки от застройки. Вместе с ними отстаивать права обманутых дольщиков. Вместе с ними бороться за чистый воздух. Вместе с ними требовать обуздать транспортных и коммунальных монополистов. Вместе с ними защищать исторический центр. Вместе с ними бороться за право управлять своим домом. Вместе с ними требовать лечения больных детей. И так далее.
Это долго. Это трудно. Это непривычно для тех, кто мыслит лишь глобальными проблемами (а от многих из перечисленных проблем страшно далек). Это не дает гарантированного внимания журналистов и эффектных сюжетов в популярных СМИ. Но иного - не дано.
Да, это – недостаточное условие: оно не гарантирует победу. Но только его выполнение обеспечивает поддержку граждан. И потому оно является абсолютно необходимым.
Так победим.

Наша попытка остановить "закон подлецов"

Сегодня в питерском ЗАКСе мы пытались включить в повестку дня обращение к Совету Федерации и президенту – отклонить «закон подлецов». Проект подписали десять человек (четверо – из фракции СР, пятеро – из фракции «Яблоко», и одна от КПРФ): Марина Шишкина, Максим Резник, Павел Солтан, Любовь Седейкиене, Александр Кобринский, Ирина Комолова, Вячеслав Нотяг, Ольга Галкина, Алексей Палин и я.
Естественно, в повестку его не включили – и мы понимали, что ЕР и ЛДПР именно так и поступят. Они ни при каких обстоятельствах не могли допустить обсуждения этого вопроса, при котором потерпели бы страшное публичное поражение. То есть, голосов для отклонения проекта у них бы хватило, но после дискуссии на них было бы жалко смотреть. Да и какие аргументы они могли бы предъявить?
За включение в повестку был 21 депутат из 50 (вся фракция «Яблоко», «эсеры», кроме двух перебежчиков и одного идейного противника закона, и коммунисты, кроме одного депутата). ЕР и ЛДПР просто не голосовали – традиционная тактика борьба с законами, которые поддерживать им не велят, а не поддерживать – ущерб для репутации.
После этого мы направили обращение к президенту обычным письмом – за подписью 21 депутата. Единороссы (многие, по крайней мере) все понимают – но партийная дисциплина у них железная. Проявишь непослушание – все, карьера закончена. С другой стороны, многие из них жутко боятся попасть в «список Магнитского». Я им объяснил, что отказ участвовать в голосовании не освобождает от попадания в «список Магнитского». И что если так пойдет – на следующие выборы они пойдут всем этим списком…
Для справки – заявление Григория Явлинского:
http://www.spb.yabloko.ru/node/1857